Оставьте свой отзыв
Опрос
Удовлетворены ли Вы качеством услуг Главгосэкспертизы России
Выберите из списка:
Размер шрифта:ААА
Цветовая схема:ААААА
Изображения:Выкл.|Вкл.
8 (495) 625-95-95 Телефон в Москве
8 (800) 775-95-95 Бесплатный звонок по России Круглосуточно
Версия для слабовидящих

Дом с полуторами комнат: как построить Византию в Северной Пальмире

На Литейном проспекте в Санкт-Петербурге стоит бывший доходный дом, названный по имени его владельца – Мурузи. Анна Ахматова вспоминала, как ее ребенком специально привозили посмотреть на это чудо строительства в мавританском стиле. И хотя объект культурного наследия федерального значения Дом Мурузи известен больше в связи с проживавшими здесь литераторами, пресс-служба Главгосэкспертизы России решила изучить его достоинства как архитектурного объекта.


Участком, на котором в 1874-1877 годах был построен знаменитый дом, до князя Александра Дмитриевича Мурузи владел русский дипломат Николай Петрович Резанов – его корабли «Юнона» и «Авось» в 1806 году вошли в залив Сан-Франциско, а он через год умер в Красноярске, так и не вернувшись к своей Кончите. В год смерти Резанова в греческом квартале Фанарион, расположенном в центре Константинополя, родился Александр Мурузи. В 1821 году, после антитурецкого восстания греков, в Турции начались гонения на греческую диаспору. Фанариотов казнили десятками - несмотря на то, что большинство из них были богатыми купцами, и от них зависела экономика страны. Погиб и отец Александра, а его мать, забрав детей, бежала в Россию. Здесь Александра Мурузи отдали учиться в Пажеский корпус, затем он служил в лейб-кирасирском полку, а после отставки решил инвестировать свой капитал в строительство доходного дома, в котором намеревался поселиться и сам.

Резановский участок земли тем временем не пустовал. Наследники командора продали его купцу Меншуткину, а тот уступил недвижимость князю Кочубею. Его деревянный особняк Федор Михайлович Достоевский преобразовал в дом генерала Епанчина, где происходят события романа «Идиот». В 1874 году участок с деревянным особняком купил Александр Дмитриевич Мурузи: он разобрал старый дом и начал здесь строительство. Мурузи хотел возвести здание, которое напоминало бы дворцы его прекрасной родины – Византии.


Проект был поручен архитектору Алексею Константиновичу Серебрякову. Его соавтором стал академик Императорской Академии художеств, действительный статский советник Петр Иванович Шестов. Именно благодаря им дом получил свою знойный южный вид. Фасад здания архитекторы украсили терракотовыми колоннами, декоративными арками над оконными проемами, балконами с чугунными перилами, прямоугольными эркерами. Серебряков даже ездил на юг Испании, во дворец эмира в Альгамбре, чтобы скопировать там арабские суры, изображение которых потом было вплетено в декор здания.


Шестов вместе с архитектором Султановым работали над интерьерами дома, так же оформленными в мавританском стиле. Пять парадных лестниц впечатляли огромными зеркалами, мраморными скульптурами и коврами. На первом этаже размещались французская парикмахерская и шесть магазинов, в которых продавали вино, табак, чай и цветы, была здесь и кондитерская. В апартаментах проживала петербургская знать, а на верхних этажах располагались квартиры без удобств и декоративной отделки: здесь селились студенты и бедные чиновники.

Богатая лепниной, позолотой и росписями квартира самого Мурузи на углу второго этажа по Литейному проспекту занимала 26 комнат. Их отделка длилась несколько лет. Здесь была внутренняя лестница из каррарского мрамора и зал, который напоминал дворики султанских дворцов: его своды покоились на 24 тонких мраморных колоннах, а в центре бил фонтан.

Дом Мурузи принес Алексею Серебрякову широкую известность (ведь за строительством необычного объекта наблюдали все газеты). На архитектора посыпались крупные заказы. Инвесторов не смущало и то, что строительство под руководством Серебрякова обошлось в громадную сумму, пошатнувшую финансовые дела Мурузи. После его смерти в 1880 году дом собирались продать за долги, и даже 250 000 рублей, пожалованных Александром III вдове Александра Дмитриевича, не спасли положения. Дом Мурузи достался генерал-лейтенанту О. Рейну, который владел им до самой революции.


Неизвестно, почему именно – возможно, причиной тому стал тот самый литературный прообраз в виде дома Епанчиных, - но Дом Мурузи известен сегодня как одно из самых «писательских» зданий Петербурга. Здесь происходили события, описанные в «Гранатовом браслете» Александра Куприна, а супруги Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус прожили в квартире № 31 в общей сложности двадцать три года. Здесь Николай Лесков закончил своего «Левшу», Александр Блок снимал комнату, а Корней Чуковский открыл студию молодых переводчиков. Другую студию организовал Николай Гумилев.


Наконец, до 1972 года, до самого своего отъезда из СССР, в квартире № 28 жил будущий нобелевский лауреат Иосиф Бродский. После революции анфилады Дома Мурузи были поделены на коммунальные квартиры, и в одну из них в 1955 году въехал 15-летний Иосиф с родителями. И о доме, и о своей коммуналке Бродский рассказывает в знаменитом эссе под названием «Полторы комнаты». Такое же название получил и мемориальный музей поэта. Он был основан его друзьями Михаилом Мильчиком и Яковом Гординым еще в 1999 году, но только в мае 2020 года состоялось официальное открытие «Полутора комнат».

 






«Да, сходства нет меж нынешним и тем,

кто внес сюда шкафы и стол, и думал,

что больше не покинет этих стен;

но должен был уйти, ушел и умер.

Ничем уж их нельзя соединить:

чертой лица, характером, надломом.

Но между ними существует нить,

обычно именуемая домом...»

Иосиф Бродский.


Фото: ilovepetersburg.ru, admagazine.ru, droogie.ru, the-village.ru

Поделиться статьей:
Подписаться на рассылку
Назад